Вся в слезах негодованья…

Вся в слезах негодованья

Я его хватила в рожу

И со злостью

Я прибавила, о боже, похожа.

 

Я писал жене про мыло,

А она-то и забыла

и не купила

Какова ж моя жена,

Не разбойница ль она?

 

Вся в слезах негодованья[1]

Рдеет рожа за границей

У моей жены срамницы,

И ее характер пылкий

Отдыхает за бутылкой.

 

Я просил жену о мыле,

А она и позабыла,

Какова моя жена,

Не разбойница ль она?

 

Два года мы бедно живём,

Одна чиста у нас лишь совесть.

И от Каткова денег ждём

За неудавшуюся повесть.

Есть ли у тебя, брат, совесть?

Ты в "Зарю" затеял повесть,

Ты с Каткова деньги взял,

Сочиненье обещал[2].

Ты последний капитал

На рулетке просвистал, и дошло, что ни алтына

Не имеешь ты, дубина![3]<...>

<1869>

 

Примечания:

1. Слева на полях: Милан. Справа на полях: Женева. Далее текст написан обычным письмом.

2. Стихи сочинены не ранее февраля — марта 1869 г., когда Достоевский предложил журналу «Заря» повесть, рассчитывая одновременно предложить «Русскому вестнику» (долг которому оставался и после окончания печатания «Идиота» в 1868 г.) новый роман («Атеизм») для публикации в 1870 г. (см. письма к Страхову, С. А. Ивановой и Майкову — «Письма», II, стр. 171—177, 182—183, 194). Оба замысла не были осуществлены, «Заре» в конце концов был послан рассказ «Вечный муж». «Неудавшаяся повесть» — «Идиот».

3. Следуют записи каламбуров и шуток, которые мы не воспроизводим, так как они частично встречались в предшествующем тексте.